26 января 2011 г.

Насильно мил

Приехали из Вьетнама.
С ним у нас было так, как это зачастую бывает в отношениях, когда не видно перспективы и нет долгосрочных целей - постоянно сбивались на какие-то мелкие и бытовые неурядицы и конфликты. Особенно отличилась Н., но и мы не отставали. 
В "кайтовом раю" ветер дул за две недели два раза (ну хорошо - три). Так что с кайтами продвинулись до самого не удобного места - бодидражить в море. Теперь вот думаю, можно ли зимой будет продолжать осваивать новый снаряд?
В крайний день, как обычно, задул ветер и МуйНа ожила - пальмы вдоль улиц зашевелились, народ на мопедах потянулся в сторону спотов. Я, бодидража, обгорел, набрал в нос воды (очень забавно, когда она потом выливается обратно в самый неожиданный момент), устал и замерз.
Еда в крайний день не заладилась - то завтрак не приготовился (какой падтай без масла!), то ужин - так себе (вместо ракушек в ракушечной). Арику и Ламтонг мы обошли и обсидели, благо что это классика русско-кайтовых ресторанов в Муйне (особенно для ценителей мороженого и блинов) и цены вполне и очень даже:). Пусть и не вполне аутентичная кухня.
Отъезд был апофеозом, такое ощущение, что все две недели мы готовились к нему - в 1-30 ночи мы сели на слипингбас, в котором нас ждали пять мест в конце салона. Но минут через пять, пять мест вдруг превратились в три и заодно в проблему на полчаса. Сначала водитель на чистом вьетнамском пытался нас убедить подвинуться, потом он пытался нас ссадить с автобуса, потом приехал в офис и уже англоговорящий мальчик пытался повторить трюк, грозясь отдать нам все деньги или повыкидывать наши сумки и спящих детей. Девушки держались до последнего, дети спали, вьетнамец был на грани, весь автобус проснулся..
Закончилось все нелепо (как и должно быть в подобного рода отношениях) - мы подвинулись, а на освободившиеся места до самого Сайгона так никто и не пришел.

Но три момента были прекрасны, удивительны и вечны:
- ночью, когда все ложились спать, мы открывали двери и дом заполнялся шумом волн
- горячий песок, гонимый ветром, обжигающий и колющий ноги и все, что ниже колен
- разноцветные ракушки на пляже, как филиал Красного моря на суше, удивительные и фантастические
А еще размер порции супа - достаточно, чтобы не азиатский человек не особенно активного образа жизни мог почувствовать себя сытым.

В Тае сразу почувствовали себя как дома.
В очередной раз убедились, что прилет после 12 это однозначно опоздание на паром до Самета (а ЭерАзия опоздала с вылетом, а потом еще мы отъедались в аэропортовской столовке).
Мы успели на паром, но не от главного пирса (а того что правее на три пирса) - ехали как сомалийские беженцы, полной палубой народа и груженные колониальным товаром (яйца, вода и прч).
Самет встретил нас пустынными улицами и прозрачной водой.

Комментариев нет:

Отправить комментарий